"Я жизнь мою прожил, я не видал покоя" - 115 лет со дня рождения Николая Алексеевича Заболоцкого (1903-1958), русского советского поэта

Нестандартному поэту Николаю Алексеевичу Заболоцкому  досталось от всех. Поэт прожил мало. Но мог прожить ещё меньше, как, например, Николай Гумилёв, Осип Мандельштам  и другие его собратья по перу.
Николай Алексеевич родился  под Казанью, на ферме - там отец его служил агрономом. Родители будущего поэта любили художественное слово и приучали своих детей читать и ценить книгу. Отец сумел собрать десятки томов, которые заполнили большой шкаф. "Отцовский шкаф, где были собраны книги, которые прилагались к выписанному журналу "Нива", стал любимым моим  наставником и воспитателем", - вспоминал поэт. Именно возле этого книжного шкафа Николай, будучи ещё подростком, решил стать писателем.

И детские впечатления от родительского дома, природы родного края лягут в основу большинства стихотворений Н. Заболоцкого. В третьем классе сельской школы он "издавал" свой рукописный журнал и помещал там собственные стихи. Затем была учёба в Уржумском реальном училище. При удивительной разносторонности увлечений (занимался в гимнастическом кружке, бегал на коньках, много и хорошо рисовал, декламировал на концертах, играл в любительских спектаклях) Николай отдавал предпочтение поэтическому творчеству и дружбе с книгой. Окончив реальное училище и приехав в Москву, поступил на медицинский и историко-филологический факультеты университета. Осенью 1921 года оказался в Петрограде, в пединституте имени Герцена, где обучался на отделении языка и литературы, который закончил в 1925 году, имея, по собственному определению, "объёмистую тетрадь плохих стихов".
В следующем году был призван на военную службу. Столкновение с "вывернутым наизнанку" миром казармы сыграет в судьбе Заболоцкого роль своеобразного творческого катализатора: именно в 1926-1927 годах Николай Алексеевич напишет первые настоящие поэтические произведения, обретя собственный, ни на кого не похожий голос.
Уйдя из армии, поэт попадёт в обстановку последних лет НЭПа, сатирическое изображение которой станет темой стихов, составивших первую поэтическую книгу – "Столбцы". В 1929 году она выйдет в свет в Ленинграде и сразу вызовет литературный скандал и издевательские отзывы в прессе. Поэтому следующий сборник "Стихотворения. 1926 -1932", уже набранный в типографии, не будет подписан в печать. А публикация поэмы "Торжество земледелия" спровоцирует новую волну травли Заболоцкого. Угрожающие политические обвинения в критических статьях убеждали поэта: ему не дадут утвердиться в поэзии со своим собственным, оригинальным направлением. Это породит разочарование и творческий спад. Вот тут и пригодится жизненный принцип Заболоцкого: "Надо работать и бороться за самих себя. Сколько неудач ещё впереди, сколько разочарований и сомнений! Но если в такие минуты человек поколеблется - песня его спета…" Средства к существованию давала работа в детских журналах "Ёж" и "Чиж", которые курировал С. Маршак. Николай Алексеевич напишет несколько рассказов и сказок для детей, будет работать над переводом поэмы Шота Руставели "Витязь в тигровой шкуре", перескажет для детей "Гаргантюа и Пантагрюэля" Франсуа Рабле, создаст киносценарий "Барон Мюнхгаузен", выпустит новый сборник своих стихов – "Вторая книга". Однако наступившее благополучие окажется обманчивым.
19 марта 1938 года Заболоцкого  арестуют и осудят по делу об антисоветской пропаганде. От смертной казни спасёт то, что Заболоцкий не признает обвинения в создании контрреволюционной организации и ничего не подпишет, несмотря на почти четырёхсуточный непрерывный допрос. Срок  будет отбывать сначала в районе Комсомольска - на - Амуре, затем в Кулундинских степях. В лагере Н.А. Заболоцкий работал землекопом на строительстве дорог и несколько раз был на волосок от смерти. Его спасёт умение делать чертежи, и к концу срока заключения Николай Заболоцкий трудится чертежником в проектном бюро.
С марта 1944 года, после освобождения из лагеря, проживает в селе Михайловском около Караганды, где  он закончил, начатое ещё в 1937 году, переложение "Слова о полку Игореве", ставшее лучшим в ряду опытов многих русских поэтов. Это помогло добиться разрешения жить в Москве и восстановиться в Союзе писателей.  В 1946 году у Николая Алексеевича начался новый, московский период его творчества. Период возвращения к поэзии был не только радостным, но и трудным. В 1948 вышла третья поэтическая книга  "Стихотворения", были сделаны новые переводы произведений грузинских классиков: Акакия Церетели, Давида Гурамишвили, Ильи Чавчавадзе, Григория Орбелиани. Это принесло Николаю Заболоцкому долгожданное официальное признание.
В 1949-1952 годах, годах крайнего ужесточения идеологического гнёта, творческий подъём сменился творческим спадом и почти полным переключением на художественные переводы. Опасаясь, что его слова снова будут использованы против него, Заболоцкий сдерживал себя и не писал. Положение изменилось только после XX съезда КПСС, с началом оттепели, ознаменовавшей ослабление идеологической цензуры в литературе и искусстве. В 1957 году вышел последний, наиболее полный его прижизненный сборник стихотворений.

Последнее из написанных стихотворений – "Не позволяй душе лениться..." стало поэтическим завещанием, его лебединой песней и шагом в бессмертие. Н.А. Заболоцкий умер в результате второго инфаркта 14 октября 1958 года в своей московской квартире. Ему было всего 55 лет...

Кафедра русского языка и литературы

Опубликовано: 6 Мая, 2018 05:29, Просмотров: 5261